Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Эй!

Новая книга, дорогие читатели


После перерыва длиной почти 85 лет вновь вышла на русском языке книга о последней экспедиции Руала Амундсена. Это дневник-отчёт трансполярного перелёта на дирижабле Norge, который состоялся в мае 1926 года. Компанию великому норвежцу составили американский спонсор Линкольн Элсуорт и итальянец Умберто Нобиле, воздухоплаватель и создатель дирижабля.

Аэронавтам понадобилось 72 часа, чтобы пересечь Северный Ледовитый океан от Шпицбергена до Аляски. Выяснилось, что на макушке планеты нет ни открытого моря с огромным вулканом посередине, ни гигантской дыры, ведущей внутрь пустотелого земного шара, а между полюсом и северным побережьем Америки путешественники не обнаружили мифической Земли Харриса. За эти трое суток Арктика лишилась нескольких загадок и... части таинственного очарования.

Большая вступительная статья рассказывает о мало- и вовсе неизвестных фактах истории арктического воздухоплавания, а также о скрытых пружинах, заставивших Амундсена бросить шхуну "Мод" и лихорадочно спешить, предпринимая рискованные попытки выполнить трансполярный перелёт. Возможно, впервые на русском языке речь идёт о том, как арктическая экспедиция оказалась в заложниках у большой политики, и почему смертельно рассорились великий путешественник и выдающийся инженер-аэронавт – Амундсен и Нобиле.

Налетаем, покупаем (в честь Дня полярника до 31 мая серьёзные скидки и льготы по доставке). Тираж весьма ограничен. Картинка = ссылка, ведущая в интернет-магазин достопочтенного издательства "Паулсен".





[Про предыдущую книжку: Девятьсот часов неба. Неизвестная история дирижабля «СССР-В6» (она, увы, распродана)]

Про предыдущую книжку: "Девятьсот часов неба. Неизвестная история дирижабля «СССР-В6»" (она, увы, распродана).

Содержание и именной указатель книги дают представление о хронологических и предметных рамках повествования.


cover_900h_mini — копия














Обручев

Самый холодный декабрь


Да нет, не этот, а прошлогодний. Если кто не помнит, под Новый год меня занесло на Индигирку.

Сегодня вспоминал. Если успею, выложу ещё фотографии.





Вот ведь: и в са́мой глуши, в медвежьем углу, в лютый мороз – душа человеческая живёт и хочет праздника, ждёт хорошего, доброго и красивого.

А декабри – что́ декабри? Декабрь – последний листок, опадающий с древа уходящего года. Он вот-вот оторвётся, но ещё держится, а за ним уж лезет вслед нахальный зелёный январь: всюду жизнь, и всегда жизнь.

Уатай

Сколь далеко простирается свобода жорева?


У них кабинетик отдельный, в котором их двое. Считается отдельный, но штука в том, что офисочек у нас тесненький, игрушечный почти, перегородочки картонные. И поэтому когда они там у себя едят, аромат на весь этаж и даже поболее того. А едят они всё время. Из дома натаскивают салатов, котлет и бог весть какой ещё пахучей снеди. Потом постоянно ходят мыть посуду, гремят тарелками. Остатки еды в раковине, бр-р-р...





И не то чтобы оно очень сильно раздражает. Но как-то неуютно. Будто работаешь где-то на кухне ресторана. Во всяком случае, отвлекаешься, принюхиваешься невольно.

У нас маленький не только офисочек, но и компанюшечка: всего-то человек десять. Поэтому никаких корпоративных кодексов отродясь не бывало. И выходит, что едоки ничего не нарушают. Но ведь помимо писаных норм есть и какие-то общечеловеческие, так сказать? Пусть не сформулированные явно, но подразумеваемые, логически вытекающие из общих начал и принципов человеческого общебытия в замкнутом пространстве совместной деятельности?

Нет, я тоже иной раз притаскиваю с собой гамбургер, каковой и съедаю, сидя у себя за столом (я-то один в кабинете). Но это случается, может, раз в полгода, когда сильно спешу, а закусить надо, прям мочи нет. И потом, гамбургер совсем не такой духовитый, как их селёдки, винегреты с чесноком и прочими пряностями.

А если я начну тоже с собой таскать всякий день еду, да притом экзотическую? Да вот хотя бы баранину, чей своеобразный запах далеко не каждому по нраву? Или чаёк заваривать какой-нибудь, с добавкою душистого помёта высокогорных южно-китайских коз?

Мне бы самому было неловко вонять под носом у десятерых сотрудников. К тому же для половины из них я начальник. Стыдно как-то. Принцессы не какают, а начальники не едят на рабочем месте. Ну, кофе там, чай, пусть с печенюшкой, даже с конфеткой, но не такие же пиршества каждодневно закатывать! И не только начальники. А если каждый так будет делать? Это что за какофония запахов у нас будет целый рабочий день?! Нет, нехорошо.

Обручев

Золотишко


Просто две картинки. Маленькие мажорные нотки в пятницу вечером.

1. Цена золота прямо сейчас (via Bloomberg):






2. Объёмы покупки золота на Шанхайской бирже золота (SGE) в сравнении с его мировым производством за последние шесть лет (Koos Jansen, via Mineweb; увеличивается):


Уатай

А вы спите на работе, дорогие друзья?


Я – случается. Грешен.

Вот и сейчас заснул незаметно для себя, за столом, и очнулся минут через двадцать. Так что вот я вам чего скажу: всякое болтают про работу, мол, работа то, работа сё... А я думаю, что это хорошо – что работа. Было бы хуже без работы. Особенно теперь. Теперь время такое... беспокойное, что уж лучше с работой, пусть даже и спать на ней иногда, чем без работы.

Обручев

Собрался


"Как в извоз" – говорит моя мама. И бабушка так говорила.

Вот они, мои старые, испытанные мои полярные боты! Вот они носки, прошедшие ледяные долины Чукотки и дикие камчатские кратеры. Вот она рубашка, повидавшая дебри Приморья и ужасы африканского буша.

Все вы здесь, мои бывалые, верные мои вещи, те, кто никогда не предаст. Долго томились вы на дне шкафов, в коробках, на дальних полках! Но снова пришёл ваш час. Снова вы нужны мне. Собирайтесь в чемодан! У нас есть ещё кое-какие дела на Севере!



Collapse )