yesaul (yesaul) wrote,
yesaul
yesaul

Categories:

Усть-Нера. Прииски Верхней Индигирки


Как я уже не раз писал, верховья Индигирки – обиталище множества золотых месторождений. Есть здесь золото в россыпях, которое добывают с 1940-х годов – со времён недоброй памяти треста "Дальстрой", а не так давно разрабатывают и рудное золото.

Проедем вместе со мной, любезный читатель. В руках моих была только "мыльница", и это был вовсе не фототур, где часто останавливаются и выбирают выгодные ракурсы. Так что качество – как оно есть, не взыщите.

1.
Снижаемся к Усть-Нере, будто погружаемся в тарелку с молочным супом.





2.
Бешеная Индигирка пока ещё скована льдом, но очень скоро проснётся.




3.
Тёплый приём на земле.




4.
Северная авиация былых времён. Ей уже не взлететь.




5.
Знакомые улицы.




6.
Индигирка.




7.
"Из всех рек, которые мне приходилось проплывать, Индигирка самая мрачная и страшная по своей мощи и стремительности" – писал Сергей Обручев. Но сейчас только первые обманчиво тихие забереги выдают, что река оживает.




8.
Отличная погодка в дорогу.




9.





10.





11.
Пыльные дредноуты Колымской трассы.




12.





13.
Поворот на Сарылах.




14.





15.
Малоприметный съезд с Сарылахской дороги на зимник к Нелькану. Кто не знает – не заметит этого зыбкого самодельного указателя, а знающему и указатель не нужен.




16.
По льду одной из индигирских проток.




17.
Встреча на оголённом дне реки, вымерзшей в страшные оймяконские морозы.




18.
Пересекаем основное русло Индигирки.




19.
В тёмных дорожных колеях лёд тает быстрее, и они уже раскисают. Ещё от силы пара недель, и зимник перестанет существовать.




20.
Твердь. Перебравшись через Индигирку, зимник идёт правым берегом Улахан-Тарын-Юряха (он же Большой Тарын).




21.
Остатки прииска Сайлык (Сайылык), закрытого лет тридцать назад.




22.





23.
Наш всепогодный всюдуходный транспорт.




24.
Мёртвый посёлок закрытого прииска Нелькан. Здесь ехать и не останавливаться.




25.





26.





27.
Некоторые дома́ живут: их облюбовали старатели. В качестве домашних животных у них Белазы и огромные бульдозеры весом в полсотни тонн.




28.





29.
За Нельканом, по-видимому, холоднее: грунтовый зимник превращается в снежник.




30.
Первые отвалы прииска Дражного.




31.





32.
Встреча в пути.




33.
Старая драга. Мастодонты советской золотодобычи на свалке истории.




34.





35.
Тут и там оставленная навечно техника.




36.
Долина Большого Тарына – сплошной лунный пейзаж отвалов и отработанных полигонов.




37.





38.





39.





40.
Вид из долины ручья Малютка на восток. На горизонте – цепь хребта Тас-Кыстабыт.




41.
А на этой канаве старатели-хищники отрабатывают золото кустарным дедовским способом.




42.





43.





44.
Керн буровых скважин. Брошен прямо в ящиках лет двадцать назад: тогда разведку вели по инерции, хотя всё это было уже никому не нужно.




45.
Этого бодрого парня мы уже встречали.




46.
Подводная лодка в степях Украины. Моторка в лесах, в распадке ручья Ударник. Ни сам ручей, ни Большой Тарын, куда он впадает, не судоходны. Бывалые люди сказывают: моторку нагружают мясом убитых животных, цепляют к снегоходу и тащат волоком. Лучше не придумаешь!




47.




48.
Горы, известные как Тарынский блок, не всегда гостеприимны.




49.





50.





51.
Поддай газку – накачай чайку!




52.
Пока чаёвничали – вернулось солнце.




53.
Ях-могель. Оленные люди выковыривают его носками из-под снега.




54.
Назад по бездорожью. Вахтовка на базе Камаза – страшная сила.




55.





56.
Полигон, буровзрывными работами подготовленный под добычу. Вот только станет потеплее, пойдёт оттайка...




57.





58.
Здесь, вблизи полюса холода, реки промерзают до дна. При этом кое-где верхние ледяные слои, распираемые изнутри, вспучиваются, вскрываются трещинами, и тогда лёд становится похож на вспоротое рыбье брюхо. Иногда огромная трещина возникает стремительно, и случается взрыв, при котором большие льдины разлетаются далеко в стороны.




59.
Обратный путь. Снова малообитаемый Нелькан.




60.





61.





62.





63.





64.
Возвращаемся затемно, ближе к полуночи. Ориентир на горизонте – гора Эбир-Хая с характерной плоской вершиной. Значит, скоро дом, пусть и временный, тепло, чай и сардельки из оленины.




Такие дела, товарищи!

Tags: Золото роют в горах, Путевые заметки, Работа, Сибирь и Азия, Якутия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments