June 29th, 2012

Обручев

По пыльным дорогам Западной Монголии (2011): серия третья


Выполняю данное себе обещание: закончить-таки обработку карточек из прошлогоднего пробега Гоби-Алтай – Улан-Батор.

В предыдущих сериях (первой и второй) мне довелось выехать из лагеря в Монгольском Алтае, миновать пыльную пустыню Улаан шалын хоолой, по пути увязнув в зыбучих песках и бывши спасённым из них, и под вечер добраться до Баянхонгора, где и заночевать. Так тронемся же дальше!

Collapse )

Остаток пути отсюда до Арвайхээра и Хархорина проделаем в следующей серии.

Улан-Батор уже близок!

Обручев

Две звезды против одной: как поссорился Сабит Атаевич с Евгением Александровичем


У Советского Союза, если кто не знает, была мощная морская геологическая служба – несколько сотен судов. Целый флот, в основном – в ведении Мингео СССР. К первой половине 1970-х основными структурами в этой системе были производственные объединения «Южморгеология» и «Севморгеология» с базами, соответственно, в Краснодаре и в Ленинграде.

Были свои морские подразделения и у нефтяников, и у газовиков. И вот в 1978 году тогдашний союзный газовый министр Сабит Атаевич Оруджев решил, что называется, приподнять статус своих газовых моряков. Пробил создание в системе своего министерства Главного управления по разведке и разработке морских месторождений нефти и газа – Главморнефтегаза Мингазпрома СССР. А для пущей убедительности ввёл для газовых моряков форменную одежду и специальные знаки различия – звёзды на погонах. Снизу вверх – всё как в военно-морском флоте, по восходящей. Высшие должности – управляющий трестом в системе Главморнефтегаза (их было несколько) с одной большой звездой, как у контр-адмирала ВМФ, ещё выше – две звезды, потом три – адмиральские.

Моряки-геологи Мингео СССР тогда пришли к своему министру: а мы-то что делать будем? Чем мы хуже? Сколько звёзд кому присваивать? А министром был тогда Козловский. С Оруджевым они не то чтобы были на ножах, но часто достаточно резко дискутировали и конфликтовали по делу, в том числе и публично, на заседаниях Совмина. Козловский и говорит своим: что вы с этими бирюльками носитесь, дело надо делать, а не звёзды цеплять! Но постойте: Оруджев, говорите, сделал? Хорошо, звёзды так звёзды. А сколько кто у Оруджева имеет звёзд? Управляющий трестом – контр-адмирал, с одной звездой? Отлично! Нашим управляющим дайте по две звезды – пусть будут вице-адмиралы!

Сейчас, конечно, Козловский не признаётся, что сделал это в пику Оруджеву. Но Оруджев тогда страшно возмутился, обвинил Козловского в зазнайстве и требовал всё отменить и его геологов по числу звёзд приравнять к оруджевским газовым. Козловский упёрся: моё министерство, сколько хочу, столько и дам звёзд, хоть всех их звёздами увешаю, как ёлки. Кажется, один только зампред Совмина, он же председатель Госплана Байбаков и сумел их помирить. А то и сам предсовмина Косыгин.

Хуяг

Молодёжь – она свободна от всяких там глупых предрассудков


Предрассудков вроде исторической памяти.

Вот чувак как радуется – жрёт-бухает во львовском кафе, стилизованном под бандеровский бункер: здесь с номера 118. Обстановка соответствующая. На страницах меню, как я понимаю, красуются подлинные фото "повстанцев"-жидо-москалеборцев в фашистской форме. И кульминация: ряженые с немецкими автоматами ищут в зале среди посетителей "москаля". Находят, выводят и расстреливают. В шутку, конечно. Оборжаться! До усрачки смешно!

И как им всем, падлам, водка с салом в глотку лезет в таком вот "антураже"? Впрочем, такие и в Освенциме будут прикалываться, если их в шутку потащат в газовую камеру. Гы-ы-ы, прикольно!

Интересно, где его дед и прадед в то время были, что делали?

Мугабе

Долгопа навечно застряла в девяностых


Как были "комки" и магазины-сельпо, торгующие дрянным товаром, без разбора разной за́валью, так и остались. Вот кто отыщет здесь хоть пять отличий от девяностых?




Пуховики, блестящие курточки из клеёнки, кофты китайской выделки с люрексом. "Ярмарка" в раздолбанном фойе неработающего кинотеатра. Потолок в ржавых потёках, плитки отваливаются, грозя поразбивать бо́шки покупателям, одетым в такие же пуховики и китайские кофты с люрексом. Нет, покупатели-то не при чём, не их вина. Дело в какой-то специфической плесени, проевшей насквозь всю здешнюю ткань жизни. В каких-то невидимых глазу липких тенётах, сотканных из пыли, паутины и клейкого паучьего дерьма, в которых вязнет самоё время.

Чем дальше здесь живу, тем сильнее верю в то, что это проклятие. Проклятие тысяч убитых, замученных здесь на стройке канала. Здесь же всё на костях стоит, в буквальном смысле. С запада канал, с севера канал. С юга болото гнилое. Посредине дурдом. Я под старость выбираться буду отсюда. Хошь куда, только бы не здесь.

Хуяг

Харлей-Дэвидсон хоёр дугуйт


Хоёр дугуйт – буквально "двухколёсный". Мотоцикл по-монгольски.

На снимке – Урга, столица Монголии, 1921-й год. Тогда она ещё не называлась Улан-Батором. Дилер-меховщик У. Колман дарит мотоцикл (с коляской, заметьте!) одному из вождей монгольской революции С. Данзану.




Мотоцикл не помог Данзану уехать от судьбы: через три года его обвинили в контрреволюционной деятельности и расстреляли. Кстати, на снимке он в возрасте всего лишь 36 лет.