Эй!

Новая книга, дорогие читатели


После перерыва длиной почти 85 лет вновь вышла на русском языке книга о последней экспедиции Руала Амундсена. Это дневник-отчёт трансполярного перелёта на дирижабле Norge, который состоялся в мае 1926 года. Компанию великому норвежцу составили американский спонсор Линкольн Элсуорт и итальянец Умберто Нобиле, воздухоплаватель и создатель дирижабля.

Аэронавтам понадобилось 72 часа, чтобы пересечь Северный Ледовитый океан от Шпицбергена до Аляски. Выяснилось, что на макушке планеты нет ни открытого моря с огромным вулканом посередине, ни гигантской дыры, ведущей внутрь пустотелого земного шара, а между полюсом и северным побережьем Америки путешественники не обнаружили мифической Земли Харриса. За эти трое суток Арктика лишилась нескольких загадок и... части таинственного очарования.

Большая вступительная статья рассказывает о мало- и вовсе неизвестных фактах истории арктического воздухоплавания, а также о скрытых пружинах, заставивших Амундсена бросить шхуну "Мод" и лихорадочно спешить, предпринимая рискованные попытки выполнить трансполярный перелёт. Возможно, впервые на русском языке речь идёт о том, как арктическая экспедиция оказалась в заложниках у большой политики, и почему смертельно рассорились великий путешественник и выдающийся инженер-аэронавт – Амундсен и Нобиле.

Налетаем, покупаем (в честь Дня полярника до 31 мая серьёзные скидки и льготы по доставке). Тираж весьма ограничен. Картинка = ссылка, ведущая в интернет-магазин достопочтенного издательства "Паулсен".





[Про предыдущую книжку: Девятьсот часов неба. Неизвестная история дирижабля «СССР-В6» (она, увы, распродана)]

Про предыдущую книжку: "Девятьсот часов неба. Неизвестная история дирижабля «СССР-В6»" (она, увы, распродана).

Содержание и именной указатель книги дают представление о хронологических и предметных рамках повествования.


cover_900h_mini — копия














(no subject)

Земля наша Гренландия стоит на четырёх заледенелых морских коньках.
Земля наша Гренландия тает во рту, а не в руках.
И растворённый в волнах студёных, как непонятная аминокислота,
Засыпаю и вспоминаю Гренландию без ледного щита.
На снегу, перевеваемом ветром, всё всхолмления да заструги.
Где вы, электрические? Где вы, кристаллические? Да где вы, небесные мои други?
Ahabal

Алексанян


"Новая" публикует главу из книжки про Алексаняна.

Вспомнилась такая фамилия. То, что правоохранители сильно помогли ему умереть, безусловно, плохо. Так нельзя.

Интересная была судьба, яркая.

"Звёздный мальчик" сразу после МГУ поступил в Гарвард. В 22 года. Говорят, учёба стоила 18 тысяч долларов. Да плюс ещё как минимум столько же требовалось просто для того, чтобы в этом Гарварде жить, существовать. Итого тысяч 40, пожалуй. Пишут, деньги "собирали всем миром". Хороший был мир у папы – простого научного сотрудника, пусть даже доктора физмат наук. Это большущие деньги были по тем временам: мне тогда на госслужбе платили 40 долларов в месяц, а за 10 тысяч долларов можно было купить однушку в Москве.

Удивительно, но ещё до окончания университета юноша попал работать в американскую юридическую фирму Cleary, Gottlieb, Steen & Hamilton. Это, на минуточку, фирма из разряда white shoe, элитная. Кстати, впоследствии она же представляла ЮКОС в деле против Российской Федерации. А тогда – просто взяли способного студента, что такого?

А ещё Алексанян, опять же ещё в МГУ, успел съездить поучиться в Голландию, в Германию и по обменной программе в школу права Колумбийского университета в Нью-Йорке.

Я хорошо помню эти западные программы. Иностранцы тогда довольно щедро их финансировали. Приглашали на неделю, на месяц, бесплатно и не обязательно по студенческому обмену. Учили праву, основам рыночной экономики, демократии (что бы это ни значило), организации выборов. Кандидатов доверяли отбирать своим эмиссарам в России. И я вам, товарищи, так скажу: конечно, туда можно было попасть просто так, но в целом брали кого надо. Тех, кто может позже оказаться полезным для хорошего дела. Кому предназначали определённую жизненную траекторию.

22447

Юристы ЮКОСа, Алексанян справа (отсюда). Кто помнит такие галстуки? У меня был, и не один! Даже кажется, что и ресторан этот мне знаком.


Ну уж а после всего этого 25-летний гений пришёл к Ходорковскому, и тот его без лишних раздумий взял начальником правового управления своей огромной промышленной империи.

Ничего не хочу сказать плохого. В те времена молодые способные ребята делали фантастические карьеры. Это было время даже не лифтов социальных, а просто космических ракет. Твой приятель мог вдруг сделаться федеральным министром и позвать тебя на работу своим замом: кругом сидели партийные деды-пердуны, их надо было выкуривать, потому что ни хрена не работали, саботировали и вредили, бубнили себе под нос: "Вот увидите, вернётся ещё наша власть, тогда уж мы вас всех к ногтю, дерьмократов!"

Великое и страшное было время.

Но в случае с Алексаняном, сдаётся мне, всё сложилось несколько иначе, чем пишут. Думаю, Ходорковский или те, кто на него работал, заприметили молодого юриста ещё в МГУ. И решили его себе воспитать. Пристроили на все эти обменные программы, в Cleary Gottlieb, а потом заплатили и за Гарвард. И взяли готового специалиста. Сам Алексанян об этом покровительстве мог и не знать.

На фоне советских "юрисконсультов" цвета промокашки, только и умевших оформлять увольнения-переводы да составлять стандартные купчие, выпускник Гарварда, даже не слишком талантливый, обычный по тамошним меркам, реально был звездой первой звёздной величины. Хотя бы потому, что здесь такому научиться было невозможно никак. Интернета не было, книжек не было, курсов не было. Помню, купил я за бешеные (правда, казённые) деньги вот этот трёхтомник, если кто помнит такой:


Безымянный


...И совершил с его помощью натуральную революцию в управлении недвижимостью отдельно взятого города. Люди натурально считали меня колдуном. А тут – Гарвард. Ещё бы!

Парню сильно не повезло, конечно. СПИД, рак – возможно, на свободе он бы поехал на Запад и подлечился, но кое-кто очень постарался, чтобы этого не случилось.